Про айфоны, «Серьга», боль и украинский кризис.

"Серьга"

Я всегда была любителем техники: фотоаппараты, планшеты, плееры, телефоны. Этот все будоражило мое девичье сознание не меньше, чем платья или туфли. Хотя от хороших туфель или платья я тоже не отказалась бы, но если выбор был между лишними туфельками и фотоаппаратом, то для меня было очевидно: конечно же, фотоаппарат.


 Я долго изучала все характеристики, сравнивала, подбирала. При этом не забывала и про «девичью» составляющую: про дизайн техники. Моя техника должна была быть не только «умной», но и «красивой». Как же иначе?

 

При всем при этом, я никогда особо не любила айфоны. Мне претила вся эта истерия и, практически, сектантство, которые поклонники айфонов считали нормальным. Айфономаны стали похожи на религиозных фанатиков. В их глазах (да чего скрывать, и в глазах многих граждан около интеллигентского и интеллигентского толка, жителей, в основном, больших городов) этот телефон был показателем одновременно и крутости и продвинутости.

 

Но меня этот божок общества потребления абсолютно не трогал. Я могла себе его позволить, но он был мне не нужен, что вызывало искреннее удивление у моих айфонозависимых знакомых. «КАК? Это же Iрhone!» - говорили они со смесью непонимания и священного ужаса в голосе. И поглядывали на меня, как на тронувшуюся умом или недалекую деревенщину, что в их глазах, наверное, было практически одним и тем же.

 

Я соглашалась с ними, что качество хорошее, так как у меня у самой был плеер фирмы Apple. Хороший плеер, качественный, но синхронизация с помощью I-tunes около 100 гигабайт музыки может заставить покончить жизнь самоубийством даже человека с выдержкой монаха, особенно, если тебе важно, чтобы твоя музыка располагалась по твоему порядку, а не по порядку, понятному только ITunes. А плеер именно поэтому и покупался, что единственный на тот момент мог вместить до 180 гигабайт информации.

 

А вот, если говорить о телефонах, то меня вполне устраивал мой «неайфон». Чем я опять–таки вызывала непонимание и удивление у некоторых адептов Apple . И я покупала новый телефон тогда, когда он выходил из строя, или я видела действительно что-то новое и интересное, что удовлетворяло моим потребностям и давало какие-то новые возможности. Именно моим потребностям, а не тому, что считалось модным у большинства «продвинутых пользователей».

 

Я не покупала новый телефон, когда компания, производившая мой телефон, добавляла новую букву или цифру к названию моего телефона, как компания Apple. И эта смена буквы или цифры в названии вызывала состояние фрустрации у некоторых моих знакомых, которые на утро просыпались со старыми и никому ненужными телефонами.

 

Я этого честно не понимала, мой рациональный ум отказывался воспринимать эту религиозность. Я не понимала, как телефон может стать плохим за одну ночь, только если его не утопить в реке или не сжечь за эту ночь. Но, как экономист, я восхищалась маркетинговой политикой компании Apple и отмечала для себя, что из их «фишек» можно взять на вооружение.

 

С некоторыми, более вменяемыми, пыталась разговаривать и показывать, что нерационально платить даже за очень хорошую вещь в 2 раза дороже ее реальной стоимости (не себестоимости, а именно стоимости), что можно осмотреться вокруг и найти не менее хорошие телефоны, а в чем-то даже более удобные и интересные. На что они мне отвечали, как любые верующие: «Ай, отстань, ты ничего не понимаешь». С некоторыми были более-менее содержательные споры, но, в итоге, каждый оставался при своем мнении.

 

Меня даже немного забавляла эта истерия, когда ожидался выход очередного Iphone или IPad. Это было, как в рекламе «Coca-cola» перед Рождеством и Новым годом: «Праздник к нам приходит…». Соцсети заполнялись стенаниями, вопросами и восхищенными отзывами. Старый телефон уходил в небытие и воодушевленные фанаты начинали с удвоенной силой доказывать себе и всему миру, что старый телефон ушел в небытие не напрасно, а заслуженно, а новый - само совершенство. И так до нового анонса…

 

На днях Apple показал миру новый Iphone -6. Но я больше не хочу спорить с владельцами Apple. Мне глубоко наплевать. Мне все равно. Пусть верят в то, что этот телефон делает их лучше в глазах других, пусть верят в то, что они особенные. Пусть верят в то, что купив телефон, они становятся кем-то, становятся высшей кастой, которая может свысока смотреть на пользователей «неайфонов».

 

Ни в коем случае не хочу обидеть адекватных пользователей данной марки телефона, но у всех есть, наверное, такие друзья-адепты, которые ведут себя именно так, как я описала. Но, как я сказала, мне уже все равно. Полное равнодушие к проблемам выбора айфона, да и телефона вообще. И к их пользователям. Мне даже больше не интересна стратегия Apple.

 

Потому что все это не важно, все уходит на второй план, когда видишь в новостной ленте разорванный труп молодой матери, прикрывающей собой своего грудного ребенка, в парке, в котором ты первый раз поцеловался.

 

В парке, в котором ты провел много студенческих вечеров, слушая песни под гитару. И этот парк ассоциировался у тебя только с приятными воспоминаниями юности. А теперь эти воспоминания в крови ребенка.

 

Твоя душа болит от бессилия перед войной, которая пришла, не анонсируя «своего выхода на рынок», пришла на твою родную землю. А ты ничего не можешь сделать, и споры с адептами этой войны ни к чему не приводят, как и споры с адептами Apple. Потому что поведение фанатиков одинаково во всем мире. И не важно, от чего они фанатеют.

 

В такие моменты начинаешь понимать, что пластиковые радости общества потребления тебя больше не трогают. Что ты можешь обходиться гораздо меньшим числом вещей и удобств, чем раньше, чтобы быть счастливым. Вспоминаешь, что ты родом из украинских 90-х, а не из американских. А пресловутые стенания по пармезану с хамоном или визги радости по поводу нового айфона, не вызывают у тебя ничего, кроме раздражения, потому что у тебя в душе поселилась боль, невыразимая и не проходящая боль, которая ест, ест тебя изнутри, как червь спелое яблоко.

 

И это та боль, которая пронизывает все твое существо. Эта та боль, которая определяет твое бытие, твое сознание. Потому что она больше, чем ты. И даже, если, на время, удается ее заглушить, то она все равно живет где-то внутри тебя. И при любом удобном случае заявляет о себе и предъявляет на тебя права - твои мысли, чувства, желания.

 

И вольно или невольно всю окружающую действительность ты воспринимаешь через ее призму. Она, как фильтр на объективе фотоаппарата, через который ты смотришь на мир. Ты хочешь одного: чтобы эта боль и тоска ушли из твоего сердца, чтобы ты перестал смотреть на окружающих людей, которые выбирают новый Iphone -6, как герой старой песни: «… я смотрел в эти лица и не мог им простить того, что у них нет тебя, и они могут жить…».

 

Ты жаждешь, чтобы боль ушла, чтобы было, «как раньше». Но когда ты начинаешь о ней думать, она еще глубже вонзает свои когти под кожу и проникает в твои вены. И ты пытаешься научиться жить с ней, потому что больше тебе ничего не остается.

 

А на ум все чаще и чаще приходит одна из песен, которую мы пели под гитару в том парке, в котором было так хорошо:

 

А что мне надо, да просто свет в оконце,

А что мне сниться, что кончилась война,

Куда иду я, туда, где светит солнце,

Вот только, братцы, добраться б до темна…

Понравилось?


Поделитесь своими мыслями:

Write a comment

Comments: 0