Куда приводят мечты, или мечта по-украински

Способность мечтать, способность нашего мозга создавать в голове цветные картинки предстоящего или желаемого события называется воображением. 

Что же есть украинская мечта? И тут начинаются сложности: какого украинца? Из Донбасса, из Галиции или из Житомира? 

Способность мечтать, способность нашего мозга создавать в голове цветные картинки предстоящего или желаемого события называется воображением. Оно и отличает нас от животных. Оно и чувство юмора. Хотя животным иногда тоже не откажешь в чувстве юмора, но у них это происходит неосознанно, а человек, по идее, делает или должен делать все, осознавая свои действия.


Правда, не все люди умеют мечтать. Больше к этому склонны дети, которые еще не выросли и не стали серьезными дядями или тетями. Когда мы вырастаем, наша способность мечтать, чаще всего, улетучивается, а наши мечты превращаются в цели, достаточно приземленные: никакого «хочу полететь на Луну» или «познакомиться с трансформером».


Некоторые остаются мечтателями и становятся писателями или кинорежиссерами, но у них тоже появляются свои цели: заработать или стать известными. Не у всех, конечно, но у большинства. Особенно послевкусие первого успеха не дает им слезть с иглы. Чаще всего. И мечты превращаются в бизнес-процессы.

 

Во взрослой жизни наши мечты-цели несут меньше фантастики и абстракции, а больше конкретики и цифр. И они становятся все более осязаемыми: телефон, дом или яхта. У кого какие запросы и доходы. Но все равно наши мечты, а вернее их выражение в реальной жизни, закладываются в детстве, в семье, в месте, где мы родились и выросли, на чем воспитывались. Это как нужда и потребность. Нужда – это острая нехватка чего-то, когда вы хотите пить или есть. А потребность – это нужда, принявшая конкретную форму. Например, вы хотите воду без газа или яблочный сок.

 

Так вот, какой будет наша потребность, и зависит от всех вышеперечисленных факторов. Их присутствия или отсутствия. Да, ты можешь хотеть дом, но ты можешь хотеть дом из дерева в Тайге или из камня на Крите. И тут появляется третий игрок – запросы, подкрепленные финансами и возможностью купить яблочный сок или воду, или каменный дом на Крите.

 

Что такое, например, американская мечта? Это когда ты долго, упорно и напряженно работаешь и получаешь вознаграждение в виде славы, денег, обожания или еще чего-то. Из грязи в князи. Но работа, как связующее звено, остается. И она не заканчивается, когда вы становитесь князем. Ведь всегда много желающих на ваше место, поэтому вы должны продолжать напряженно работать, чтобы не быть сброшенным с Олимпа. Вот она американская мечта. Ее квинтэссенция.

 

А что же есть украинская мечта? И тут начинаются сложности: какого украинца? Из Донбасса, из Галиции или из Житомира? Я выросла в Донбассе. Это край бескрайних степей, городов и рабочего люда. Да, они, возможно, не все читали Шопенгауэра, но и в Киеве далеко не все его читали. Они отличались внешней грубостью и внутренней добротой. И они привыкли работать. Правда, американская мечта не получалась, но это уже внешние условия.


Для воплощения любой мечты нужны условия. Не вырастут же джунгли в пустыне. Эти люди привыкли работать на предприятиях и шахтах в ужасных условиях, но при этом не теряли свою частичку народного юмора и не были простаками. С хитрецой. Но мой край всегда отличала интернациональность. И никого интересовало, болгарин ты или грек. Украинец или русский. Большая часть ментально тяготела к России и русский был языком общения, но это никого никогда не напрягало.


При этом у меня всегда было очень много читающих и образованных друзей, которые цитировали Стругацких и Булгакова. Им не нужна была Европа. Они были счастливы жить в своем доме и их проблемы обычно ограничивались этим домом. Я не могу их винить в этом. Это их выбор и следствие тяжелой жизни, но они никому не навязывали свой стиль жизни. Возможно, их мечты замыкались на них самих, но главное правило они соблюдали – твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого.

 

Когда я впервые попала в Западную Украину, то я увидела совсем другой мир. Я не могла поверить в то, что я не уезжала за пределы страны. Да, люди были чуть приветливее и вежливее. Я не могу сказать, что они были лучше или хуже. Они были просто другие. И мой гид рассказывал (он говорил на украинском, а я на русском, и мы друг друга понимали, и не было никаких проблем с тем, что говорю я по-русски), что у них не такое однозначное отношение ко 2-й мировой войне, потому что это была не их война. Их присоединили в 1939 году, и они чувствовали себя чужими в СССР.


Помню, я тогда очень удивилась, потому что для меня всегда отдельно стояла Великая Отечественна Война, про которую мне рассказывали с детства и на которой погиб мой прадед. А отдельно - Вторая Мировая. Это были разные войны и - одна. Я увидела взгляд с другой стороны, и я приняла его с уважением. Я не сказала, что он должен чтить моего деда, потому что я понимала, что возможно, его дед воевал на другой стороне. Я уж не знаю, как он, но я не испытывала к нему никакой ненависти.


Я понимала, что это память его предков, а каждый нормальный человек уважает память своих предков и наиболее яркие впечатления – это рассказы детства. Ведь все мы родом из детства, как и наши мечты. Побывав в Западной Украине, я почувствовала эту пропасть, которая лежала между нашими регионами, физически. Но на тот момент обе стороны соблюдали социальный паритет.

 

Настоящий патриот скажет, что Украина едина. Но единство это - эфемерно. Оно держалось на паритете невмешательства западной мечты в восточную и наоборот. Если не считать Крым, то Донбасс и Галиция – это два противоположных вектора, которые живут разными мечтами и приоритетами.И даже религия у них разная. Да, католичество и православие – это христианство, но ненависть католиков к православным иногда сильнее, чем исламистов к христианам. Поэтому две полярности не могут ужиться под эмблемой национализма, особенно когда одна из полярностей интернациональна.


Галичина громче всех кричит про единство после того, как приложила руку к развалу страны в погоне за европейской (мечтой) халявой, выпустив на свободу всех демонов неокрепшего государства. Убив его жестоко и цинично, под крики «Слава, Украине!».

 

Да, не все галичане монстры и бандеровцы, и не все донбассовцы душки. Но фашистская зараза родилась именно у них, и они не придушили ее. Они позволяли у себя чтить героев, которые посылали на смерть и уничтожали тысячи людей по время Второй Мировой Войны.


В Донбассе слово "бандеровец" – это ругательство. Я это с детства помню. Они позволили продать страну за эфемерную возможность рабочих виз в Европе, которые им никто не обещал. А когда Донбасс начал сопротивляться, они пошли его убивать, под лозунги о единстве и превосходстве. Одно дело чтить предков, а другое - заставлять чтить их тех, для кого они являются бывшими врагами.

 

Вспомните ваши детские мечты, иногда это полезно. Вспомните, как это быть не обремененным еще проблемами человеком, без ненависти и злобы, на столько легкого, что он мог летать во сне. И он мог заразить своей мечтой, но не заставлял мечтать других, как он. Это и есть демократия – право на свою мечту и свобода ее выражения, но при этом, будучи взрослым человеком, не забывайте, что обладаете большими возможностями, чем ребенок, поэтому твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека.


Она не должна стоит слез ребенка, такого же наивного и чистого, как когда-то были вы

.

Вежливая. Записки из подполья

 

Понравилось?


Write a comment

Comments: 0